Очерки истории партии «Единая Россия»

ЧАСТЬ V. Сумерки «партии власти»

Глава 39. Экономический кризис 2008-2009 годов; ОНФ как новая «подпорка» для «Единой России»

Мировой экономический кризис 2008-2009 годов, начавшийся с финансового кризиса 2007-2008 г.г. в США, в течение следующего года охватил страны мира и начал проявляться в повсеместном снижении объёмов производства, снижении спроса и цен на сырьё, росте безработицы. В Россию кризис пришёл в октябре 2008 года, когда начался спад производства. Если в 2007 году рост ВВП РФ составил 8,5%, то по итогам 2008 года – всего 5,2%. По итогам 2009 года наблюдался спад ВВП на 7,8%. Однако это в годовом исчислении. В разбивке же по кварталам ВВП РФ в I квартале 2009 года снизился по сравнению с IV кварталом 2008 года на 23,2%.

ВВП РФ в I квартале 2009 года снизился по сравнению с IV кварталом 2008 года на 23,2%

Это был чрезвычайно крутой спад. Хотя уже во втором квартале 2009 года рост экономики возобновился, докризисный её уровень был достигнут только по итогам 2011 года. Иными словами, потерянное за пять месяцев на рубеже 2008-2009 годов пришлось восстанавливать 33 месяца.

Правительство России на протяжении 15 месяцев 2008-2009 г.г. осуществляло массированные и активные антикризисные меры. В 2008 году бюджетные антикризисные меры составили 1 триллион 089 млрд. рублей, из них на укрепление финансового сектора было направлено 785 млрд. рублей, на поддержку реального сектора экономики – 304 млрд. рублей.

На 2009 год бюджетные антикризисные меры составили 1 трлн. 835 млрд. рублей, из них на укрепление финансового сектора ушло 625 млрд. рублей, на поддержку реального сектора экономики – 798,3 млрд. рублей, на помощь регионам – 300 млрд. рублей, на защиту уязвимых групп населения – 111,5 млрд. рублей.

Таким образом, на поддержку банков за 15 месяцев было потрачено 1 трлн. 400 млрд. рублей, причём почти четверть этой гигантской суммы получил один банк – ВТБ.

Антикризисные меры послужили то ли причиной, то ли поводом для сворачивания социальных программ. В 2010 году было объявлено, что реализация приоритетных национальных проектов (ПНП) завершится в 2011 году.

Отметим, что, начиная с 2005 года, бюджет РФ принимался на три года вперёд. Это позволяло лучше планировать расход государственных финансов. Из бюджетных проектировок следовало, что, начиная с 2012 года, социальные расходы государства будут сокращаться в реальном (с учётом инфляции), а начиная с 2014 года, и в номинальном исчислении. Следовательно, положение в здравоохранении, образовании, ЖКХ будет ухудшаться.

Можно сказать, что Кремль сам под себя решил заложить мину. Не прошло и двух лет, как эта мина сработала. Это произошло на парламентских выборах 2011 года. Но произошло это в декабре, а весной, когда кампания по выборам в Госдуму VI-го созыва уже стартовала, кремлёвскими архистратегами был разработан новый план поднятия популярности «Единой России» с целью протащить в стены Госдумы как можно больше единороссов.


Очень похоже на то, что «Общероссийский народный фронт» (ОНФ) был придумкой самого Вячеслава Володина. На родной саратовской земле для борьбы с противниками «Единой России» и самого Володина очень часто создавались псевдообщественные организации, которые «призывали», «обличали», «боролись» и т.д.

Как и повелось, вытаскивать рейтинг «Единой России» вновь пришлось Владимиру Путину, который на тот момент занимал должность председателя Правительства Российской Федерации. 6 мая 2011 года, выступая в Волгограде на конференции парторганизаций «Единой России» Южного федерального округа, беспартийный председатель ЕР Владимир Путин предложил на предстоящих парламентских выборах создать вокруг партии широкое объединение сторонников. В принципе этот трюк уже был апробирован в 2003 году, но спустя восемь лет в него решили впрыснуть изрядную долю патриотических настроений. Путин предложил (цитата) «создать то, что в политической практике называется широким народным фронтом». Он сказал: «…такая форма объединения усилий различных политических сил в преддверии крупных событий политического характера применялась и применяется до сих пор в разных странах в разное время и разными политическими силами. И левыми, и то, что у нас называется праволиберальными, националистическими, патриотическими. Давайте назовём это, скажем, Общероссийским народным фронтом. В преддверии 9 мая и в Сталинграде такая риторика, мне кажется, вполне уместна».

Задумка с ОНФ являла собой повторение аналогичного трюка выборов 2003 года, когда появился институт сторонников партии

Политическая и бизнес-номенклатура навострила уши: озвученное предложение означало карьерные перспективы. Искушённые в политической риторике активисты уловили главное: список «Единой России» будет сформирован не только партией, следовательно, открывается возможность потеснить действующих депутатов Госдумы, которые при обычных условиях составляли бы костяк списка.

Инициатива о создании ОНФ стала воплощаться в жизнь со сказочной быстротой. Это свидетельствовало о том, что экспромт премьер-министра был хорошо подготовлен. Уже 7 мая был образован Координационный совет Общероссийского народного фронта (ОНФ), 13 мая был опубликован проект декларации ОНФ, 25 мая состоялось первое заседание штаба ОНФ. Вёл заседание управляющий делами Правительства РФ Вячеслав Володин; было объявлено, что он и впредь станет руководить этим штабом. Володин изложил планы работы ОНФ. Главное место в них занимало проведение предварительного голосования по отбору кандидатов в депутаты Государственной думы от «Единой России» (праймериз). Таким образом, кандидатам в кандидаты предстояло пройти им настроенный и организованный фильтр.


Общероссийский народный фронт для Вячеслава Володина стал очередной ступенькой к вершинам российской власти.

Задумка с ОНФ, как уже было сказано, являла собой в значительной степени повторение аналогичного трюка выборов 2003 года, когда появился институт сторонников партии. Как и тогда, теперь в Госдуму шли стройными рядами активисты Общероссийского народного фронта, которые формально с «Единой Россией» связаны никак не были и представлялись как непартийные кандидаты. Но, попав в Госдуму, они тут же из сторонников-«фронтовиков» становились членами фракции ЕР.

Ещё одним новшеством выборов 2011 года стали так называемые праймериз – предварительные партийные голосования, в ходе которых из числа желающих попасть в Госдуму отбирались самые достойные в ходе публичного обсуждения их программ. Впервые праймериз единороссы провели перед выборами в Госдуму в 2007 году. Но в Уставе партии положение о предварительных выборах было закреплено двумя годами позднее, когда уже началась подготовка к выборам 2011 года.

Праймериз «Единой России» по своей сути представляли и представляют собой исключительно рекламный трюк, дающий возможность подольше, ещё до начала официальной избирательной кампании, вешать на уши избирателей лапшу о том, какая хорошая это партия, «Единая Россия», и как она заботится о привлечении в свои ряды самых достойных.

Даже победившие в праймериз единороссы запросто могли не попасть в одобренные руководством партии избирательные списки

Маленькая ложь заключалась в том, что у единороссов даже победившие в праймериз запросто могли не попасть в одобренные руководством партии избирательные списки. Зато в этих списках каким-то образом появлялись люди, которые к праймериз не подходили на пушечный выстрел. Такое случалось и в 2011 году, такие же гандикапы «партия власти» выкидывала и в 2016 году.

4 декабря 2011 года политическая игра была всецело сосредоточена на взаимоотношениях правящей группы с правящим классом (широкие народные массы в этой игре выполняли роль зрителей, которых время от времени надо кормить подачками), который получил внезапный удар со стороны тех самых «зрителей», исключенных из политических расчётов, то есть со стороны избирателей.

Итоги выборов депутатов Госдумы VI-го созыва были таковы. По официальным данным, из семи баллотировавшихся партий пятипроцентный барьер преодолели четыре: ЛДПР получила 11,68% голосов, «Справедливая Россия» – 13,25%, КПРФ – 19,19%, наконец, «Единая Россия» – 49,31% (в 2007 было 64,30%). В абсолютных числах ЕР получила 32 млн. 371 тысячу 737 голосов (в 2007 году было 44 млн. 714 тысяч 241 голос). Таким образом, поддержка «партии власти» снизилась почти на 12,5 млн. голосов, или без малого на 15%.

Но это – по официальным данным. А они вызывали крайне мало доверия. Прежде всего обнаружились массовые расхождения между сведениями из заверенных копий протоколов участковых избирательных комиссий, которые получали наблюдатели на участках, и сведениями, внесёнными в территориальных избирательных комиссиях в ГАС «Выборы». В прессе появились подборки таких случаев, исчислявшихся десятками.

Выявились поразительные расхождения между итогами голосования на участках, оборудованных электронными Комплексами обработки избирательных бюллетеней (КОИБ), затрудняющими вброс бюллетеней и препятствующими переписыванию протоколов, и обычными участками; в Москве на участках с КОИБ результат ЕР оказался 29,9%, в целом же по городу – 46,6%.

Наконец, число сообщений наблюдателей с избирательных участков об отмеченных нарушениях побило все рекорды. Создавалось впечатление, что таких сообщений не пришло разве что с тех участков, где наблюдателей от оппозиции просто не было.

В целом складывалось впечатление, что российский избиратель отказал «партии власти» в её притязаниях на поддержку большинства. Однако власть «скорректировала» волю избирателя. Заметим, что это было отнюдь не просто и потребовало чрезвычайной мобилизации властной вертикали.

В целом в декабре 2011 года сложилось впечатление, что российский избиратель отказал «партии власти» в её притязаниях на поддержку большинства

В России около 100 000 избирательных участков. И десятки тысяч человек, работающих в избирательных комиссиях, стали объектами административного давления с требованием совершить уголовное преступление – фальсифицировать выборы. В большинстве случаев нажим оказывался на законопослушных людей, вовсе не готовившихся к таким переживаниям. Однако достигнутая с помощью административных сверхусилий формальная победа ЕР (большинство голосов, большинство мандатов) обернулась фактическим поражением Владимира Путина как раз в той среде, настройка отношений с которой находилась в фокусе его внимания весь 2011 год – в среде господствующего класса.

Глава 40. «Белоленточные» протесты: что это было?

5 декабря 2011 года в Москве, на Чистопрудном бульваре, состоялся санкционированный митинг под лозунгами «Выборы – фарс!», «Вернём стране выбор!», «Вернём народу власть!». Вместо заявленных 500 участников собралось несколько тысяч человек. В завершение митинга известный оппозиционер Алексей Навальный призвал протестующих пройти маршем к зданию ЦИК РФ. Двинувшаяся колонна была остановлена кордонами ОМОН, произошли столкновения, были задержаны свыше 300 человек.


Первый протестный «белоленточный» митинг состоялся на Чистопрудном бульваре в Москве 5 декабря 2011 года и был санкционирован властями.

6 декабря на Триумфальной площади по призыву Эдуарда Лимонова прошла несанкционированная акция протеста; вновь собралось несколько тысяч участников, полиция поставила рекорд по числу задержаний – 569 человек.

10 декабря на Болотной площади состоялся санкционированный митинг, собравший, по разным оценкам, от 25 до 100 тысяч человек. Символом протеста стала белая ленточка: её, со ссылкой на идею владельца рекламного агентства «IMHO VI» Арсена Ревазова, пропагандировал телеканал «Дождь». Информационным спонсором митинга стало агентство «Ридус», известное своей близостью к замглавы администрации президента РФ Владиславу Суркову.

Интересно отметить, что ставший центром агитации за митинг сайт http://belayalenta.com был зарегистрирован за два месяца до событий – 9 октября 2011 года. Понятное дело, что протестные акции готовились заранее, они не были спонтанной импровизацией группы оппозиционеров.

Необычным для России был социальный состав участников протестных акций. На улицы вышли модно одетые, явно зажиточные, преимущественно молодые и среднего возраста люди. Интервьюерам ВЦИОМ и Левада-центра, проводившим опросы среди участников митингов протеста в Москве, большинство респондентов представлялись как специалисты и наёмные менеджеры. Уличные манифестанты принадлежали к господствующему классу. Конечно, это были не олигархи, а всего лишь периферия господствующего класса, но их требования отражали позицию не только периферии.

Тогда многим, особенно в Москве, казалось, что вот-вот, ещё немного и всё – власть капитулирует. Основания так рассуждать были. Митинг 10 декабря 2011 года был благожелательно показан федеральными телеканалами, которые полностью контролировал Кремль. 14 декабря 2011 года председатель Государственной Думы, председатель высшего совета партии «Единая Россия» Борис Грызлов отказался от депутатского мандата и сообщил, что покинет свой партийный пост.

15 декабря Владимир Путин на своей традиционной «прямой линии» высказался в пользу возвращения губернаторских выборов, правда, сопроводив это пожеланием о «президентском фильтре», который должны будут проходить кандидаты.

21 декабря 2011 года состоялось первое заседание Государственной Думы шестого созыва. Председателем Думы вместо Бориса Грызлова был избран депутат от «Единой России» Сергей Нарышкин (ранее – руководитель Администрации Президента РФ). Из 29 комитетов представители «Единой России» возглавили 15, КПРФ получила 6 комитетов, по 4 – ЛДПР и «Справедливая Россия». По сравнению с Думой пятого созыва, в которой все комитеты возглавляли единороссы, такой раздел постов являлся уступкой оппозиции.

Настроения правящего класса попытался утилизировать в свою пользу президент Медведев, предложив в послании Федеральному Собранию 22 декабря 2011 года программу некоторой либерализации политического режима. Президент Медведев заявил о том, что он предлагает «комплексную реформу нашей политической системы», и перечислил её составляющие, наиболее важные из которых заключались в следующем:

- переход к выборам руководителей субъектов федерации прямым голосованием жителей регионов;

- введение упрощённого порядка регистрации политических партий (по заявке от 500 человек, представляющих не менее 50 процентов регионов страны);

- отмена необходимости собирать подписи для участия в выборах в Государственную Думу и в региональные законодательные органы;

- введение пропорционального представительства по 225 округам для депутатов Государственной Думы;

- перераспределение властных полномочий и бюджетных ресурсов в пользу регионов и муниципалитетов, увеличение источников доходов региональных и местных бюджетов (до 1 трлн. рублей) и ряд других.

23 декабря 2011 года замглавы администрации президента РФ Владислав Сурков дал интервью «Известиям», в котором заявил: «Лучшая часть нашего общества, или, вернее, наиболее продуктивная его часть, требует уважения к себе. Люди говорят: мы есть, мы имеем значение, мы – народ. Нельзя высокомерно отмахиваться от их мнения. И очень правильно, что это мнение учтено, что есть благожелательная реакция власти. Предложены прямые выборы губернаторов, практически свободная регистрация партий. Уступить разумным требованиям активной части общества не вынужденный маневр власти, а её обязанность и конституционный долг».

24 декабря 2011 года в Москве, на проспекте Сахарова, состоялся крупнейший за многие годы митинг, собравший свыше ста тысяч человек. Среди участников было множество знаменитостей, в том числе самый богатый человек в России Михаил Прохоров. Своё видеоприветствие участникам прислал экс-президент СССР Михаил Горбачёв. Среди ораторов на митинге был личный друг Владимира Путина, недавно ушедший в отставку вице-премьер Алексей Кудрин. В программах «Время» и «Вести в субботу» развёрнутые сюжеты о митинге с синхронами ораторов и интервью участников были показаны заглавными новостями; в то же время ни Владимир Путин, ни Дмитрий Медведев в теленовостях в этот день не упоминались вовсе, что для федеральных каналов было небывалым событием.


Митинг на проспекте Сахарова 24 декабря 2011 года стал одним из самых массовых столичных митингов за всё постсоветское время, собрав около 100 тыс. участников. На фото внизу – аналогичная акция на родине Путина, в Санкт-Петербурге...


Распределение постов в парламенте, уход из политики Бориса Грызлова, выступление Дмитрия Медведева, интервью Владислава Суркова, характер освещения митингов на ТВ – всё это выглядело как уступки оппозиции со стороны власти и порождало среди протестующих оптимистические настроения.

В общественном мнении бытует мысль, что уличная активность 2011-2012 годов была инспирирована из-за рубежа. Отчасти так оно и было, но надо понимать, что идеологическая и финансовая подпитка организаторов и исполнителей протестных мероприятий (народ – участника этих митингов – мы выносим за скобки, его, как всегда и бывает в подобных ситуациях, использовали «втёмную») осуществлялась в значительной степени изнутри. Знающие люди уверены в том, что в числе тех, кто был идейным вдохновителем протестных мероприятий, были и Владислав Сурков, и сам президент Дмитрий Медведев.

Если отбросить все детали взаимных обязательств, суть отношений между Кремлём и новыми «хозяевами России» уже третье десятилетие сводится к простой формуле: лояльность в обмен на стабильность. Президент должен обеспечивать контроль за политическим поведением народных масс и гарантировать господствующему классу отсутствие политических рисков со стороны этих масс. Господствующий класс отвечает лояльностью, включающей в себя, в том числе, оплату стабильности. Контроль за массами – удовольствие затратное и требует постоянной подпитки ресурсами.

Итоги выборов 4 декабря 2011 года вызвали в господствующем классе раздражение: мы так не договаривались! Сначала тратить ресурсы на завоевание симпатий быдла, а потом ещё и фальсифицировать итоги его голосования? Нет, это не та стабильность, которая нам нужна! Увидев ослабление путинского контроля за поведением масс, господствующий класс захотел, чтобы с ним считались. Выражением именно этого настроения стала серия массовых митингов и демонстраций в Москве (и менее значимых в Санкт-Петербурге и других городах), проходивших с декабря 2011 года по май 2012 года.

Медведева остановила от дальнейшего «романа» с российским олигархатом угроза предъявления компромата на него столь убойного, что это могло прервать не только его политическую карьеру но, возможно, и жизнь

Есть такая точка зрения, что Дмитрий Анатольевич всерьёз рассматривался частью новых «хозяев России» как реальная замена Владимиру Путину. Да и сам Медведев был вроде как не против эту роль сыграть. Будучи человеком ведомым и в общем-то откровенно слабым политиком, Медведев вполне устроил бы господствующие группы как президент России. Каковым был, к примеру, Борис Ельцин. И что Медведева остановила от дальнейшего «романа» с российским олигархатом только угроза предъявления широкой общественности компромата на него настолько убойного и интимного, что это могло прервать не только его политическую карьеру, но, возможно, и жизнь.

Будучи президентом России, Дмитрий Медведев, если кто помнит, очень бывал рад, когда указывали на его внешнее сходство с предпоследним императором семейства Романовых – Николаем II. К сожалению, Дмитрий Анатольевич, видимо, не до конца понимал, что сходство это могло быть для него фатальным. Как, впрочем, и для России начала ХХ века.


20 февраля 2012 года в подмосковных Горках состоялась встреча президента РФ Дмитрия Медведева с лидерами незарегистрированных политических партий. Среди оппозиционеров на встрече присутствовали Сергей Бабурин, Владимир Рыжков, Борис Немцов, Сергей Удальцов. На этой встрече лидер партии «Российский объединённый трудовой фронт» («РОТ Фронт») Сергей Удальцов (на двух нижних фото Удальцов – крайний слева) предложил Дмитрию Медведеву отменить назначенные на март 2012 года выборы президента России и остаться у власти ещё на два года (фото: Kremlin.ru).



Дело в том, что либеральные инициативы Дмитрия Медведева и выходца из «Альфа-групп» Михаила Фридмана – Владислава Суркова – явно шли вразрез с той логикой поведения, которую диктовала правящей группе ситуация в России.

Теоретически давно известно, что любая, даже ничтожная, либерализация авторитарного режима создаёт гораздо более серьёзные вызовы для властей, нежели продолжение проведения жёсткой линии. Классик политической мысли Алексис Токвиль ещё в середине XIX века сформулировал принцип: «Самый опасный момент для плохого правительства тот, когда оно начинает улучшаться».

Напротив, репрессии авторитарному режиму могут повредить лишь в той мере, в какой они создают ему внешнеполитические проблемы. Внутри же страны репрессии для устойчивости режима никогда не могут сыграть отрицательной роли. Разумеется, репрессивная политика порождает озлобление, но она же заставляет озлобленных вести себя пассивно. А вот прекращение репрессий стимулирует всех недовольных к активности. Этот теоретический вывод нынешнему руководству России очень хорошо известен практически – по опыту горбачёвской перестройки.

Кроме того, либерализация неизбежно ведёт к расколу правящей группы на сторонников и противников уступок, приверженцев жёсткой и мягкой линий в политике. Эти явления настолько типичны, что в англосаксонской политологии для их обозначения даже существуют специальные термины: hardliners и softliners соответственно. Для режима современной России, где правящая элита находится в тисках навязанного единства, а выступление против правящей группы и её курса карается изгнанием из элиты, такой раскол был бы прямо губителен.

Поэтому неудивительно, что развитие событий в сторону либерализации Владимир Путин постарался купировать. Он решил выиграть президентские выборы, не внося существенных корректив в свою политику (благо запас популярности это позволял), и продемонстрировать тем самым господствующему классу восстановление своего контроля за поведением масс.

Опубликовано в «Московской областной газете», № 17 от 13.09.2016 г.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: Глава 41. Вячеслав Володин и усиление репрессий: политические сумерки 2012-2016 годов


Просмотров страницы: 220