Как и обещала редакция «Московской областной газеты», в год 55-летия полёта первого человека в космос мы начинаем публикацию серии материалов, посвящённых освоению космического пространства. Наш сегодняшний собеседник Юрий Усачёв не просто Герой России и лётчик-космонавт. В начале 2000-х годов он пополнил писательские ряды. Сначала, в 2004 году, в книге «Дневник космонавта» передал свои впечатления о четырёх космических полётах. В 2014-м выпустил книгу «Один день в космосе», написанную специально для детей». Сейчас, на фоне разговоров о возвращении курса астрономии в школьную программу, Юрий Владимирович работает над интерактивным образовательным проектом для школьников под названием «Давайте построим космическую станцию».

– Юрий Владимирович, традиционный вопрос: как решили стать космонавтом?

– На лето меня часто возили в деревню к бабушке, неподалеку от которой находился Центр переподготовки для лётчиков. Почти каждый день над головой пролетали реактивные самолёты, причём на довольно малой высоте. И у нас была возможность наблюдать красоту этих полётов. Видимо, истоки моего дальнейшего интереса к космосу – оттуда. Тогда, в детстве, мне казалось, что космонавт – это небожитель. И, конечно, это притягивало.

Юрий Усачёв перед четвёртым космическим полётом в 2001 году, фото Центра подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина (Звёздный городок).

Юрий Усачёв перед четвёртым космическим полётом в 2001 году, фото Центра подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина (Звёздный городок).

Сначала я решил стать лётчиком, поэтому поступил в Московский авиационный институт (МАИ) на 608-ю кафедру. Где-то на 3-м курсе приехал в Королёв (тогда ещё Калининград), пришёл в отдел кадров НПО «Энергия» и уговорил взять меня на работу после окончания института. И мне дали письмо для комиссии по распределению – так я сделал первый шаг к космосу. Потом, после окончания института, снова приехал в Калининград и попросил направить меня в отдел, который проводил испытания в гидролаборатории. Через три года написал заявление с просьбой рассмотреть мою кандидатуру в отряд космонавтов. После двух месяцев проверки здоровья в госпитале Госкомиссия допустила меня к «специальным тренировкам». Потом были технические экзамены, административные комиссии и зачисление кандидатом в отряд космонавтов.

При этом уверенности, что стану космонавтом, не было. Думал: если мечте не суждено сбыться, продолжу работать в том же отделе. Ведь в ракетно-космической отрасли столько всего интересного, и реализовать себя можно в разных направлениях.

– У вас есть опыт полётов и на «Шаттле», и на «Союзе». Какая форма, на ваш взгляд, прогрессивнее – крылатая или капсульная?

– Если говорить гипотетически, то для экипажа лучше «Шаттл». Но если говорить о выведении этих двух систем на орбиту, то у «Союза» «пилообразный» профиль перегрузки: она медленно растёт, потом первая ступень ракеты отделяется и перегрузка на некоторое время снижается, но работает двигатель второй ступени – и перегрузка снова растёт… То есть у экипажа есть несколько секунд, чтобы перевести дыхание. А на «Шаттле» те же самые 9 минут до орбиты, но перегрузка давит и давит…

Ещё там вибрация сильнее из-за пороховых твердотопливных ускорителей. Так что я бы предпочел стартовать на «Союзе», а садиться на «Шаттле»! (Улыбается).

Хочется несколько слов сказать об американском «челноке». Это удивительное изобретение! В нём всё отлично продумано. Кстати, американские специалисты тоже очень уважительно относятся к российской технике. Когда члены экипажа «Шаттла» первый раз приехали в ЦУП, они фотографировались на фоне грузовой стрелы «Мир» и цокали языками: «Как же просто и здорово это сделано!».

– У вас были три длительные экспедиции: вы летали с тремя нашими и тремя американскими космонавтами. С кем вы остались друзьями, а с кем дороги разошлись?

– Должен сказать, что с друзьями мне очень повезло. Первый раз я летал с Виктором Афанасьевым и Валерой Поляковым. Они мне много помогали как новичку, и у нас сложились добрые, дружеские отношения. С Юрой Онуфриенко, который был со мной в одном экипаже во время второго полёта, дружим давно. Джим Восс и Сьюзен Хелмс (с ними летали на МКС) тоже члены моей большой профессиональной семьи. Больше скажу, таких друзей, как Джим, у меня, может быть, не так много даже среди русских. Мы с ним здорово сошлись и при любой возможности встречаемся либо здесь, либо в Хьюстоне. Причём после полёта мы с ним созванивались не реже, чем раз в две недели. У нас с ним очень откровенные и доверительные отношения.

– Вы ушли из отряда космонавтов по собственному желанию. Как далось вам такое решение?

– Честно говоря, непросто. Ведь полёты для космонавта – это своего рода наркотик. Но я принял решение уйти, пока здоров, пока меня никто никуда не гонит. И потом, сколько молодых ребят в «очереди» стоит, а я уже четыре раза слетал. Кроме того, мне хочется что-то ещё попробовать в жизни, поделиться накопленным опытом.

– Именно поэтому вы так много работаете над популяризацией космической тематики, общаетесь со школьниками? Идея создать собственную образовательную программу родилась из этого общения?

– Действительно, уже несколько лет я активно сотрудничаю со школами. При этом не ставлю перед собой цель завлечь всех в космонавты. Моя задача – дать элементарное представление о том, что такое космос, зачем его исследуют, как можно функционировать во внеземном пространстве. По большому счёту, я стремлюсь расширить познания детей в рамках совершенно конкретной задачи – проектирования космической станции.

Я много экспериментировал, прежде чем разработать программу для учащихся 5-8 классов. Это интерактивный курс, рассчитанный на 7 занятий. В перспективе надеюсь снять по этому проекту учебный фильм: наглядная информация намного легче усваивается современными детьми. В настоящее время веду переговоры с методическим центром дополнительного образования Департамента образования Москвы и Комитетом образования города Королёва.

– В вашей удивительной биографии четыре космических полёта общей продолжительностью 553 дня, в том числе – две длительные экспедиции на станции «Мир», короткий полёт на «Шаттле» и полугодовое пребывание на Международной космической станции. Грех не поделиться такими впечатлениями. Видимо, переполнявшие эмоции и заставили взять в руки перо…

– Ну, это громко сказано. Я просто поделился уникальным опытом работы на околоземной орбите. А всё началось с дневника, который я вёл в космосе. Чтобы ничего не забыть, стал записывать свои впечатления и ощущения, так как память в невесомости работает иначе, нежели на земле.

Во время первого полёта сделал тезисные заметки, во втором их расширил. Ну, а в третий раз записал даже свои сновидения, хотя ни о какой книге тогда не думал. Предполагал, что мои записки будут интересны только дочери. Но однажды мой друг прочитал эти дневниковые записи и предложил издать книгу.

Тогда я не принял его предложения всерьёз, но по прошествии времени с ним согласился. При этом друг настоял, чтобы я ничего не менял в своих дневниках, не пытался что-то улучшить и приукрасить. Он убеждал меня, что нужно сохранить свежесть первых впечатлений. «Не пытайся быть лучше задним числом», – сказал он. Так и появилась моя первая книга «Дневник космонавта. Три жизни в космосе», где отражены мои первые впечатления от полёта, от наблюдений за нашей планетой.

Коллеги, которые летали в космос до меня, говорили, что Земля похожа на ёлочную игрушку. Но мне она показалась живым существом, которое действует по своим законам. Там, в космическом пространстве, я понял, что такую красоту, как наша планета, могла сотворить только чья-то очень большая любовь. Причём самые яркие впечатления от Земли я получил во время выхода в открытый космос.

– 14 марта с космодрома Байконур в рамках миссии «ЭкзоМарс-2016» на Красную планету был запущен европейский марсоход с российской платформой. Это результат совместных усилий России и Евросоюза. Учёные планируют исследовать атмосферу планеты, а также попытаются найти воду и следы жизни. А как вы оцениваете возможность пилотируемого полёта на Марс?

– На Красную планету мы обязательно полетим, это лишь вопрос времени. Но ни одного убедительного аргумента в пользу того, что лететь нужно прямо сейчас, у меня нет. Разве что доказать самим себе, что мы можем? Для меня это и так очевидно: технически это осуществимо уже сегодня. Но опять же – зачем? Каких результатов мы ждём от этой экспедиции? Нужна чёткая цель. Я в этом смысле абсолютный прагматик.

– Что не мешает вам при этом реализовывать свой творческий потенциал: книги пишете, фотографией увлекаетесь, неожиданно для всех научились гончарить…

– Увлечение керамикой, как ни странно, реализовалось в Америке, в Хьюстоне, когда мы готовились к полёту на МКС. Моя учительница английского языка однажды поинтересовалась, есть ли у меня нереализованная мечта? Я ответил ей, что мечтаю научиться работать на гончарном круге. И она вдруг сказала: «Нет проблем, сейчас всё организуем!». И организовала. Её друг преподаёт в университете, где руководит студией керамики. Он дал мне механические и электрические круги, глину, показал все необходимые приёмы. Позже я купил себе в Берлине гончарный круг и инструменты, полупрофессиональную печку. Из Хьюстона теперь привожу глазурь.

С кругом не очень пока получается, больше работаю пальцами и делаю что-то совсем простое: вазочки, чашки и т.д. Но на конгрессах Ассоциации участников космических полётов за лучший доклад вручают керамическую перчатку моего изготовления. Коллегам нравится, и я получаю удовольствие.

Беседовала Мария АНОХИНА

КРАТКО
Усачёв Юрий Владимирович.
1957 Родился 9 октября в г. Донецке Ростовской области.
1975 Окончил среднюю школу № 5.
1976-1979 Срочная служба в рядах Советской Армии (сержант, командир отделения химических войск в Группе советских войск в Германии).
1985
Получил диплом инженера в Московском авиационном институте (МАИ, факультет «Летательные аппараты», специальность «Двухсредные аппараты»кафедра 608 – «Проектирование аэрогидрокосмических систем»). После окончания института по распределению работал инженером в НПО «Энергия», где начал работать над советской ракетой-носителем сверхтяжёлого класса «Энергия» (15.11.1988 г. такая ракета вывела на околоземную орбиту советский «Спейс Шаттл» – орбитальный многоразовый корабль-ракетоплан «Буран»).
1989-1991Зачислен сначала кандидатом, а затем – и в отряд космонавтов, проходил курс общей подготовки на орбитальной станции «Мир», был членом дублирующих экипажей экспедиций «Мир-13», «Мир-14» и «Мир-19».
1994В составе 15-ой основной экспедиции на космической станции «Мир» в должности бортинженера совершал первый космический полёт (командир экипажа В.М. Афанасьев, исследователь В.В. Поляков), который продолжался 182 суток 27 минут – с 8 января по 9 июля. Старт и приземление осуществлялись на космическом корабле «Союз ТМ-18».
1996С 21 февраля по 2 сентября в должности бортинженера совершил второй космический полёт продолжительностью 193 суток 19 часов 08 минут. Старт и посадка осуществлялись на космическом корабле «Союз ТМ-23»: взлёт с Юрием Онуфриенко, посадка – с Юрием Онуфриенко и французским космонавтом Клоди Андре-Деэ. Во время экспедиции совершил 6 выходов в открытое космическое пространство.
2000С 19 по 29 мая состоялся третий космический полёт в составе экспедиции на «Спейс-Шаттл» STS-101 в качестве специалиста по программе сборки Международной космической станции (МКС). Продолжительность полёта составила 9 суток 20 часов 10 минут.
С июля 2000 года продолжал подготовку в качестве командира второй основной экспедиции на МКС вместе с Джеймсом Воссом и Сьюзен Хелмс.
2001 Четвёртый космической полёт – с 8 марта по 22 августа в качестве командира экспедиции «МКС-2» (на станцию прибыл в составе челнока «Спейс-Шаттл» STS-102 вместе с астронавтами США Джеймсом Воссом и Сьюзен Хелмс).
2004-2007 В начале апреля 2004 года по собственной инициативе покинул отряд космонавтов, приступив к работе в должности начальника отдела РКК «Энергия».

Автор книг «Дневник космонавта. Три жизни в космосе» (М.: Гелеос, 2004) и «Один день в космосе. Экскурсия на МКС с опытным гидом-космонавтом» (М.: Росмэн, 2014).

Лауреат литературной премии «Лунная радуга» за вклад развитие отечественной фантастики.

Старший лейтенант запаса. Имеет многочисленные российские и зарубежные награды. Член Исполнительного комитета Ассоциации исследователей космоса (The Association of Space Explorers), член Совета директоров российского отделения Ассоциации исследователей космоса.

Живёт в г. Королёв (Московская область).

Опубликовано в «Московской областной газете», № 4 от 20.04. 2016 г.


Просмотров страницы: 434