На военном кладбище посёлка Чкаловский навели беспорядок


«На военно-мемориальное кладбище в поселке Чкаловский (место захоронения авиаторов, погибших в 1941-45 годах и в послевоенные годы) я попал после окончания военного училища в 1969 году. Нас, молодых лейтенантов, привезли познакомиться с достопримечательностями уже тогда знаменитого Чкаловского гарнизона. Мы знали, что ещё до войны здесь был испытательный аэродром. Но не знали, что на его служебной территории находится кладбище лётчиков-испытателей.

Помню, как поразили нас здесь порядок и ухоженная территория. Было видно, что за кладбищем ухаживают с любовью и уважением к тем, кто здесь захоронен. А лежат здесь действительно Герои, официально – 8 Героев Советского Союза. Для меня же они – все герои, без исключения. Испытывая новые виды авиационной техники, эти люди понимали, что могут погибнуть, и всё равно поднимались в небо.

С тех пор прошло 47 лет, и судьба снова привела меня в здешние края. Я опять оказался на этом же кладбище, только чувства испытал другие – стыда и боли. На лавочке возле одного из скромных обелисков сидели две женщины преклонного возраста. Увидев меня, спросили: «Что же вы наделали?». А я не мог им ответить, что никакого отношения к вандализму, который увидел здесь, не имею. Потому что на самом деле мы все ответственны за Память».

Полковник в отставке Сергей Апполинарьевич Лазарев

Скорбный список

История мемориального некрополя в поселке Чкаловский Щёлковского района началась в 1942 году, когда на местном стадионе «Авиатор» огородили кусок земли размером с футбольную площадку и захоронили нескольких лётчиков-испытателей.

Одним из первых в 1942 году тут был предан земле Герой Советского Союза, младший лейтенант, командир авиационного звена Степан Ридный (1917- 1942). Чуть позже – майор, лётчик-испытатель Иван Сергиенко, погибший в 1942 году при испытании самолёта «Бостон-3». В 1944 году этот скорбный список пополнили старший лейтенант, лётчик-испытатель Яков Гриднев, погибший при испытании ЛА-7; лётчик-испытатель, подполковник Константин Овчинников (погиб при испытании самолета Р-39 «Аэрокобра»); лётчик-испытатель Алексей Назаров (погиб при испытании ИЛ-2).

Здесь же обрёл последнее пристанище Пётр Долгов – парашютист-испытатель, мастер парашютного спорта СССР, лауреат Сталинской премии, погибший при испытании скафандра, а также инженер-майор, летчик-испытатель Алексей Синельников, погибший при испытании самолёта ЯК-5.

Позабыто-позаброшено

В 1953 и 1966 годах на военном кладбище обрели вечный покой экипажи двух потерпевших катастрофу самолётов Ил-12 и Ту-134. В 1963 году чкаловская земля приняла заслуженного тренера, мастера парашютного спорта СССР, руководителя парашютной подготовки советских космонавтов, полковника Николая Никитина…

Всего это военное кладбище насчитывает 119 захоронений. Их было бы больше, если бы в середине 1960-х его не закрыли. И стали водить сюда в целях военно-патриотического воспитания пионеров и школьников, курсантов военных училищ, личный состав чкаловского гарнизона. Приходили почтить память коллеги, друзья и близкие погибших.

Время шло, уходили из жизни родственники погибших, товарищи, менялось руководство аэродрома, и тускнела, стиралась память о героях-авиаторах, как редкие фотографии на их заброшенных обелисках.

Зато в социальных сетях стали появляться заметки такого содержания: «Был на мемориальном кладбище в посёлке Чкаловский. Оно старое и практически заброшенное, за исключением немногих могил, за которыми присматривают родственники».

Щёлковское отделение партии «Единая Россия» взяло шефство над мемориальным кладбищем, а бардак как был, так и остаётся…

Или вот это: «Некрополь находится в ужасном, запущенном состоянии. Находящееся на балансе Министерства Обороны (де-юре) кладбище оказалось ненужным этому ведомству. Отсутствие элементарного порядка и охраны (!) превратили мемориальное кладбище в заброшенный погост. Ржавые памятники и плиты с оторванными табличками и треснувшими фотографиями-овалами»...

Активная стадия в состоянии заморозки

Потихоньку недовольство тех, кому дороги память, история, стало набирать градус и дошло, наконец, до тех, кому бы раньше обратить внимание на состояние мемориала. На официальном сайте единороссов читаю: «По инициативе комитета МОРО ООО ВВС РФ щёлковское местное отделение партии “Единая Россия” взяло шефство над мемориальным кладбищем – местом захоронения авиаторов, погибших в годы Великой Отечественной войны: лётных экипажей, штурманов, заслуженных лётчиков-испытателей, из которых восемь – Герои Советского Союза». И далее: «Было принято решение создать мемориальный комплекс, и внесены конкретные предложения по созданию Фонда и открытию счёта на сбор благотворительных пожертвований для строительства мемориала. Первая гранитная плита Мемориала установлена в августе 2015 года. На сегодняшний день проект создания муниципального мемориального кладбища находится на активной стадии реализации».

Обнадёженные таким заявлением, мы выехали на место.

Стадион «Авиатор», рядом с которым находится мемориальное кладбище, расположен прямо у проезжей части. Несмотря на рабочее время, беговые дорожки весьма скромного стадиона не пустовали. Несколько человек «накручивало» здесь круги, разминалось-растягивалось. Молодой парень, заметив наше внимание, приостановился, чтобы поделиться наблюдениями: «Что-то зачастил сюда народ в последнее время. Ходят, фотографируют, что-то высматривают. А бардак как был, так и остаётся. Чего ходят?».

Хорошая идея в плохом исполнении

– Я был здесь больше года назад, ничего не изменилось, – горько сетует автор письма в редакцию Сергей Апполинарьевич, с которым мы вместе приехали на кладбище. Оглядываясь по сторонам, он отмечает: «Как валялись спиленные деревья, так и валяются. Правда, впечатление такое, словно по ним трактор прошёл, а не рука человека. И плиты надгробные так же лежат, как прежде. Никакой «активной стадии реализации» здесь нет и в помине. И больше всего меня беспокоит, что люди, решившие создать здесь мемориальный комплекс, отнеслись безответственно к самим могилам. Посмотрите, они все перепутаны. Плиты, которые хотят установить, кладут просто в рядок, чтобы было красиво, а не на местах захоронений. Так что определить место погребения отдельных лётчиков уже вряд ли удастся. Считаю это надругательством над могилами, святотатством, если хотите. И спросить будет не с кого: строительные организации меняются тут одна за другой. А те, кто контроирует работы, так называемые заказчики, хозяева никудышные. Смотрите, какой беспорядок везде. На слово «благоустройство» уж точно не тянет».

Сергей Апполинарьевич зрит в корень. Военно-мемориальное кладбище представляет собой грустное зрелище. Часть могил сровняли с землёй и на их месте положили надгробные плиты с именами лётчиков-испытателей. Другая часть надгробий складирована под таблицей следующего содержания: «Идёт строительство военно-мемориального комплекса на месте захоронения авиаторов – лётных экипажей, лётчиков, штурманов и других авиационных специалистов, погибших при испытании новой авиатехники. Ответственный за проведение работ – Ю. Ресницкий. Заказчик – московское областное региональное отделение общероссийской общественной организации ветеранов Вооруженных Сил РФ».

Среди дикого кустарника

тут и там лежат старые каменные плиты и виднеются скромные железные обелиски с красной звездой на макушке. На многих не читаются даже фамилии. Наверное, теперь только в архивах могут сказать, кто под ними погребён. На скромной плите капитана Кожев никова, погибшего в 1943году, ржавчина съела всю надпись. Многие могилки не огорожены, как и само кладбище, где на месте бывшего забора торчат одни столбы. Сам забор унесли, судя по всему, предприимчивые люди. Решили: раз нет пригляда, можно распорядиться им по собственному усмотрению. И теперь на месте забора – дикорастущий кустарник вперемешку с иван-чаем.

Рассказывают, что, когда в одной из местных щёлковских газет появилась статья о безобразиях, творящихся на военном кладбище, названные там исполнители подали на газету в суд. А нам думается, что лучше бы им было направить своё рвение на завершение начатых работ. Близкие к этой истории люди утверждают, что на создание мемориального комплекса в посёлке Чкаловский губернатор Подмосковья выделил энную сумму. Судя по тому, что работы на мемориале не завершены, её не хватает. Так что теперь надежда на пожертвования граждан.

Кстати, на памятнике Героя Советского Союза, лётчика-испытателя Степана Григорьевича Ридного написано, что установлен он по инициативе комсомольцев и пионеров школы №14…

Александр ГРИБКОВ, фото Мадины ЯРАШЕВОЙ

Опубликовано в «Московской областной газете», № 14 от 23.08.2016 г.


Просмотров страницы: 540