История о том, как коммунальное проживание может превратить жизнь в ад

Многим нашим соотечественникам, к сожалению, хорошо известно из собственного опыта, что такое коммунальная квартира. Для тех, кто лично не знаком с этим явлением прекрасного социалистического прошлого, объясню: коммуналка – это когда на твоей кухне соседи готовят еду и вообще распоряжаются, как хотят. Да ещё при этом не всегда моют за собой раковину.

Ещё хуже – коммунальный частный дом на несколько семей. Приходится как-то делить с соседями земельный участок, спорить, кто будет мостить въезд и ремонтировать общую калитку, в каких пропорциях скидываться на ремонт кровли или фундамента… В общем, тихий ужас.

Раиса Васильевна Агейкина живёт в посёлке Правдинский (в обиходе его часто называют просто Правда) с 1986 года в таком вот коммунальном доме. Когда-то она получила жильё от предприятия, на котором работала, да так в нём и осталась, потому что деваться было особо некуда. Маленький домик приходится делить с соседями, милейшими, в общем, людьми, если бы только они не брали чужого и вели себя поскромнее.

Нано-жильё

Жильё Раисы Агейкиной не рассмешило бы российского вице-премьера Шувалова, которому кажется забавным, что люди покупают квартиры по 20 метров – оно бы его испугало. Такие размеры, как мне кажется, бывают только в сказках про гномов: крошечная прихожая, она же кладовая, да маленькая комнатка, в которой помещается кровать, мини-стол и шкаф. Можно, в принципе, и гостей пригласить, но только в количестве одного человека – больше не поместится.

Но здесь всё равно уютно и очень чисто – респект хозяйке. Было бы и ещё уютнее, особенно зимними вечерами, если бы не худое отопление. Дело в том, что жильё отапливается дровами, а печка греет очень плохо. Зимой в доме страшный холод, температура зимой в комнате не поднимается выше 13 градусов тепла по Цельсию, даже когда включён электрообогреватель.

Заметьте: газ к дому подведён, и в кухне (той самой, общей) установлена газовая плита, на которой готовят еду. Но оборудовать в доме газовое отопление не представляется возможным: подобная работа стоит приличных денег, которых у Раисы Васильевны нет (думаю, всем известно, какая в России пенсия). И у властей, к которым она не раз обращалась с просьбой о помощи, тоже, разумеется, денег нет. Откуда, в самом деле, у властей деньги на обычных граждан?

Можно было бы, наверное, переложить старую печку, хороший печник справился бы, дело обычное. Но и это недешёвое удовольствие.

Одним словом, зимой ужасно холодно.

Замки не препятствие

Да и это было бы не так страшно, кабы не соседи, милейшие люди, о которых мы говорили выше. Дело в том, что соседи не имеют привычки покупать дрова на зиму, они очень любят пользоваться дровами Раисы Васильевны. В самом деле, зачем тратиться, когда совсем рядом – только руку протяни! – лежат прекрасные поленья.

К слову сказать, машина дров, необходимых на зиму, обходится в 8 тысяч рублей. Грузовик сваливает дрова в переулке, и, чтобы перетаскать их во двор и сложить в поленницу, требуется нанять рабочих, и они за 4 тысячи прекрасно перетаскают дрова во двор и сложат в поленницу. Восемь да четыре – всего двенадцать тысяч за то, чтобы не замёрзнуть зимой насмерть.

Но если бы не соседи!

«Мои дрова сложены в отдельном дворе, в сарае под замком, – рассказывает Раиса Васильевна, – но для соседей это не препятствие, они делают отмычки и открывают любые запоры. Сколько раз уж я меняла замки – бесполезно. Они могут открыть всё, что угодно».

Умельцы, что и говорить. Но дрова – это только часть детектива: Раиса Агейкина рассказывает, как у неё на глазах воровали бельё, вывешенное во дворе на сушку, как исчезали из её комнаты вещи и продукты, как находила она в своей крошечной квартирке следы пребывания чужих людей.

Беседа о «недопущении»

Она пыталась бороться, как могла, законными способами.

«Прошу принять меры к моим соседям, – пишет Агейкина в Правдинский ОВД. – Они постоянно воруют у меня на участке дрова, доски, крадут ключи, ломают замки, вытаскивают письма из почтового ящика, в комнату бросают мышей. Меня постоянно оскорбляют, кричат на меня, что они здесь хозяева, а я здесь никто и ничто, и здесь моего ничего нет. Конечно, нет у меня свидетелей и некому за меня заступиться. Они это подтверждают, говорят, что их много, а я одна. Соседка сказала, что, если я на них нажалуюсь, разобьёт мою голову кирпичом. Прошу их наказать».

Одинокая беспомощная женщина пытается даже не бороться с соседями, превосходящими её численно, нет, она старается хоть как-то защититься от них. И её наивная просьба «наказать» обидчиков выглядит как глас вопиющего в пустыне – и оттого ещё более горестно.

«Из комнаты у меня берут, что им надо, – пишет Р. Агейкина в другом заявлении, – продукты не покупают, всё берут у меня. Даже пылесосят моим пылесосом. Холодильник мой оставляют открытым. На 80% живут за мой счёт. Они не считают это за воровство. А я ничего не могу доказать: соседей нет, свидетелей тоже. Они за все годы воровства остались безнаказанными. Мне с ними уже страшно жить».

Тем не менее полиция рассмотрела заявление Раисы Васильевны, с соседями даже «была проведена профилактическая беседа о недопущении правонарушений, преступлений и корректном поведении в быту с соседями», как сказано в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 15 ноября 2013 года.

Видимо, профилактическая беседа помогла плохо, потому что соседи продолжают вести себя в том же духе, а Раиса Васильевна ничего не может с этим поделать. Обращения в полицию остаются безрезультатными, а все другие инстанции, в которые она стучалась, в один голос советуют ей обращаться в полицию.

«Я просила хотя бы отобрать у соседей отмычки, я на колени встану! – плачет Раиса Васильевна. – Я бы всё пережила, если бы не соседи…»

Стиральная мечта

Жизнь в коммунальном частном доме без удобств комфортом не балует: туалет здесь во дворе, душ – только летний. А зимой поселковая администрация пускает пенсионеров в баню бесплатно. Правда, только в душ и только один раз в неделю, а ежели кто хочет попариться, то извольте заплатить 350 рублей.

Вот интересно, вице-премьер Игорь Шувалов или кто-нибудь из российского правительства, возглавляемого лидером партии «Единая Россия» Дмитрием Медведевым, когда-нибудь жил в таких условиях? Или хотя бы читал о них в газетах или книгах?

… Есть у Раисы Агейкиной заветная мечта – стиральная машина. Ей уже трудно стирать в неотапливаемой общей кухне, в холодной воде – болят руки, устаёт спина. Но в комнате поставить стиральную машину негде, а в кухне это невозможно: там к машинке получат неограниченный доступ соседи.

И уехать ей некуда. И заступиться некому. И доказательств нет. И выхода она никакого не видит.

Елена ВОРОНОВА, фото автора

ОТ РЕДАКЦИИ

Согласитесь, страшная в своей бытовой безысходности история. Тут сразу и не найдёшься, что сказать…

Можно, конечно, попенять на деятельность сотрудников полиции: дескать, толком не разобрались в сути дела, отделались банальной отпиской. А с другой стороны, что ж им, засаду в доме устраивать, чтобы выяснить, права Раиса Васильевна или нет? Да и сколько таких или подобных историй знают сотрудники полиции – и вот это главное!

Тут ведь не в качестве работы полиции дело, а в условиях, в которых вынуждены жить люди. Причём происходит это не где-то в забытой богом и людьми глубинке, а недалеко от Москвы, в нескольких десятках километров.

Понятно же, что жить в таких условиях, в которых живёт Раиса Агейкина (да и её соседи – тоже) – дело немыслимое: дом 1934 года постройки уже несколько раз можно и нужно было снести. Понятно, что живущих в таких условиях людей надо переселять в новое современное жильё. Тем более, что о замках и расписных хоромах такие, как Раиса Васильевна, и не помышляют. Понятно и то, что деньги в бюджете есть: та же председатель Счётной палаты РФ Татьяна Голикова не раз докладывала о сотнях миллиардов рублей, которые были выделены на те или иные госпрограммы, которые так и не были освоены.

Непонятно другое: на что сегодня надеется российская бюрократия и её верная подпорка в лице партии «Единая Россия»? На то, что люди накануне очередных выборов опять поверят новым обещаниям, что году к 2030-му все нуждающиеся в улучшении жилищных условий получат новое жильё? Или что те же очередники просто-напросто вымрут? Если надежда чиновников-единороссов на последнее, на «естественную убыль населения», тогда понятно, почему они вовсе не спешат решать жилищные вопросы таких маленьких людей, как Раиса Агейкина. И глупо от них ожидать каких-то изменений после выборов 18 сентября: свою звериную, античеловеческую сущность нынешняя власть вряд ли изменит…

Опубликовано в «Московской областной газете», № 13 от 16.08.2016 г.



Просмотров страницы: 161