Либеральный феодализм как тип сословного общества, установившийся в нашей стране, грозит России непредсказуемыми последствиями

Один из читателей «Московской областной газеты», который с интересом знакомится с каждой статьей известного российского экономиста, президента консалтинговой компании «Неокон» Михаила Хазина, попросил нас задать Михаилу Леонидовичу свой вопрос, что мы и сделали. А вопрос был, на первый взгляд, очень простой. Почему в советские времена, когда едва ли не вся экономика, промышленность, сфера услуг и пр. были государственными и управлялись централизованно, чиновников было намного меньше, чем в современной России? Причём меньше не только в пересчёте на душу населения, но и количественно? Ответ Михаила Хазина оказался неожиданным…

В начале 1990-х годов в России сложилась довольно специфическая социально-политическая система, которую можно назвать «либеральным феодализмом». Суть его состоит вот в чём. С одной стороны, вся территория и все сферы деятельности разделены на «вотчины», в каждой из которых находится «вотчинник», который имеет от государства монопольное право на установление «правил игры» и получение всей прибыли, которая внутри этой вотчины образуется. А либеральная эта система потому, что, в отличие от классического Средневековья, когда вотчинник (феодал) отвечал перед своим сюзереном в том числе за порядок и закон на вверенной территории, в нашей стране «вотчинник» не отвечает перед обществом ни за что. Практически ни за что не отвечает он и перед вышестоящим руководством.

По данным сайта Politikus.ru, численность госслужащих-чиновников в России в 2013 году составила 1 млн. 455 тыс. человек, или 1,9% от числа граждан трудоспособного возраста. По данным Росстата, из них в федеральных органах власти работало 248 000 человек, в региональных – 246 000, в органах местного самоуправления – 498 000, в финансовых и налоговых органах – 217 000, в судах – 151 000, в прочих органах – 95 000.

Это раньше любой крестьянин или горожанин могли подать жалобу в королевский (или какой-то другой) суд и добиться справедливости. Из российской истории можно вспомнить печально знаменитую Салтычиху – и она, кстати, вовсе не была исключением из правил. Сегодня такие истории найти сложно: наказание «вотчинникам» обычно бывает в рамках их ссор друг с другом, но не за нарушение каких-то правил поведения с народом и обществом.

Такая политическая модель, разумеется, отражает мнение лишь той части общественных групп, из которой и рекрутируются «вотчинники» – это олигархи и чиновники. Все остальные общественные группы вообще не имеют представительства во власти, соответственно, влиять ни на что не могут. Это мы и видим в современном российском воплощении модели либерального феодализма.

Соответственно, единственная возможность хоть как-то сделать карьеру – это оказаться хотя бы на нижней ступени современной феодальной лестницы, которая носит чисто чиновничий характер. Сейчас пробиться в олигархи (даже масштаба сельсовета) уже нереально: такая возможность была только в ситуации неразберихи времен приватизации 1990-х годов. Сегодня все вотчины уже поделены, вотчинники назначены, вот поэтому единственной карьерной возможностью и остаётся попытка прорваться в чиновники. А любой чиновник знает, что его статус определяется не только его местом на иерархической лестнице, но и количеством подчинённых. И если их много, то статус высокий, даже если должность не очень престижная.

Существует ещё одно важное обстоятельство, которое необходимо учитывать для понимания того, как складывалась и развивалась система современного российского либерально-чиновничьего феодализма. Есть давление снизу, условно говоря, от народа, с тем, чтобы «хоть тушкой, хоть чучелкой» прорваться пусть на самую низкую чиновничью должность (или протащить на неё своего ребёнка). Но есть и давление сверху: каждый чиновник для увеличения своего номенклатурного веса и повышения важности своей должности жаждет открыть «под собой» новые вакансии. Ну, а если есть потребность, да ещё к тому же подкреплённая некоторым платежеспособным спросом, то реакция не замедлит последовать.

В результате в «рыночной» России чиновников становится больше, чем в СССР и РСФСР, в которых вся экономика управлялась «в ручном» порядке. Сделать тут ничего нельзя – это естественная закономерность созданной в 1990-е годы системы.

На пике расцвета СССР приходилось 73 госслужащих на 10 000 человек. Аппарат госуправленцев РСФСР в 1988 году насчитывал 1,16 млн. человек, или 81 чиновник на 10 000 человек населения. В России по данным на конец 2013 года приходилось 102 чиновника на 10 000 человек (на 25,9% больше, чем в 1988 году).

Отметим, что сама по себе такая ситуация только усиливает либеральный феодализм, поскольку любой чиновник пытается «нарезать» себе участок (вотчину), где он является полномочным распорядителем и рассматривает всех, в том числе и предпринимателей, как своих крепостных. Со всеми причиндалами типа барщины и оброка (выглядят они сегодня, соответственно, иначе, но суть-то остаётся прежней).

Ситуация эта крайне устойчива. Более того, уже выросло поколение, которое ничего другого в жизни не видело. Ещё немного – и у нас установятся принципы сословного государства, в котором место человека определяется исключительно его социальным статусом – родился батраком, так им всю жизнь и будешь, самолёты тебе не строить. Ясное дело, что строить что-то новое и развиваться в такой стране будет невозможно – и нас благополучно сожрут страны, которые этот феодализм преодолели века тому назад.

По данным Росстата (приведены 2 марта 2016 года интернет-газетой Lenta.ru), средняя месячная зарплата российских госслужащих выросла на 2,3% и составила 111 300 рублей в месяц. Самая высокая средняя зарплата среди федеральных служащих оказалась у сотрудников аппарата Правительства РФ: 232 000 рублей в месяц; самая низкая – у работников Федерального агентства по государственным резервам, Федерального агентства морского и речного транспорта и Следственного комитета (соответственно, 56, 55 и 47 000 рублей в месяц).

С другой стороны, я всё-таки надеюсь, что ситуация изменится. Собственно, моё решение идти на выборы в Государственную Думу связано как раз с тем, что именно этой осенью можно будет попытаться как-то изменить ситуацию. Время пришло! И я прилагаю много усилий для того, чтобы придать предвыборной кампании этого года политический оттенок.

Разрушение системы либерального феодализма, как мне думается, может наступить при ситуации, когда в России усилится противостояние Президента и правительства. А это неминуемо произойдёт после президентских выборов в США, поскольку, если выиграет Дональд Трамп, он будет настаивать, чтобы Путин убрал либеральное правительство; если выиграет Хиллари Клинтон, она будет требовать от своих либералов, чтобы они убрали Путина.

Ликвидация этой по сути своей именно сословной системы общественно-государственного устройства позволит России пробудиться ото сна и начать развиваться. Но для этого нужно, чтобы народ продемонстрировал своё мнение, а это можно сделать, например, на выборах. Так что единственный способ бороться с бюрократией и её засильем во всех сферах нашей жизни – правильно проголосовать на выборах!

Михаил ХАЗИН, специально для «Московской областной газеты»

Опубликовано в «Московской областной газете», № 13 от 16.08.2016 г.



Просмотров страницы: 668