Антиколлекторский закон может оказать неэффективным

Депутаты Госдумы от КПРФ Сергей Обухов и Валерий Рашкин ещё в январе 2016 года обратились в Генпрокуратуру, МВД и Роспотребнадзор с тем, чтобы «обуздать» коллекторов, усилить контроль за их деятельностью. В марте Правительство РФ одобрило законопроект о регулировании коллекторской деятельности без единого замечания. Но всё ли так просто складывается с решением данной проблемы?

Кое-что о причинах долговой войны

КПРФ первой отреагировала на вопиющий случай, после того как 24 января 2016 года в Ульяновске коллектор бросил бутылку с зажигательной смесью в окно жилого дома. В результате ожоги получили двухлетний малыш и его дедушка. Это переполнило чащу терпения депутатов-коммунистов. Поэтому и появилось данное обращение.

В феврале нынешнего года спикер Госдумы РФ Сергей Нарышкин и спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко внесли в нижнюю палату законопроект, предусматривающий серьёзные коррективы коллекторской деятельности.

В российских регионах доля просроченных долгов по микрозаймам уже составляет от 27 до 35%

Некоторые эксперты рассчитывают, что после принятия закона удастся остановить настоящую войну, которую объявили населению «вышибалы» долгов. Но есть и скептики, утверждающие, что власть сама разрешила выпустить джина из бутылки, закрывая глаза на вакханалию, которая в последние год-два стала твориться в связи с взысканием задолженности с населения. Поэтому скептики идут дальше: они предлагают вообще запретить деятельность коллекторских агентств. Возможно, в чём-то они правы?

Однако проблема кроется не только в самих коллекторах. Крупные коллекторские агентства почти наверняка не придут мазать краской подъезд должника, портить его имущество, угрожать физической расправой. Такие коллекторы действуют более изощрёнными путями. Например, присылают должнику «грозное» письмо, из содержания которого заёмщик может сделать вывод, что его уже «засудили». Или в письме будет содержаться сообщение, что долг продан другой фирме.

В последнее время всё чаще стало упоминаться в таких письмах ООО «Свеа Экономии Сайпрус Лимитед». Якобы данная компания является организацией, купившей долг того ли иного заёмщика. И сообщения о таких случаях на интернет-форумах мы можем встретить  всё чаще. Однако упорные поиски в ходе работы над этим материалом не привели к успеху. В базе данных Федеральной налоговой службы такое ООО не значится.

Правда, есть в Швеции один из ведущих игроков коллекторского рынка Северной Европы – компания «Svea Ekonomi AB» и только-то. Поэтому подобные письма могут привести в недоумение даже опытного юриста.

Понятно, что даже крупные коллекторские агентства физически не в состоянии совершать визиты к должникам. Таковых в России насчитывается по разным оценкам от 6 до 8 млн. человек. Но проблема в том, что после того, как просроченная задолженность россиян по кредитам в течение 2014-2015 годов приблизилась к 1 трлн. рублей, банки ужесточили требования к заёмщикам. И тогда граждане, испытывая нужду в финансовых средствах на фоне кризиса, бросились за микрозаймами.  Но даже небольшие суммы (5-10-15 тысяч рублей) стали для них обузой. Они быстро, при малейшей просрочке стали превращаться в астрономические долги.

Центробанк установил «потолок» процентных ставок для займов МФО на уровне почти 800%, в итоге многим заёмщикам приходилось вместо 5 тысяч рублей отдавать 35 тысяч и даже больше. Напомним, что, по оценкам экспертов, около 4 млн. россиян активно кредитуются в МФО. Точные данные не знает никто, ведь Центробанк не ведёт подобной статистики. Зато известно, что в разных российских регионах доля просроченных долгов по микрозаймам уже составляет от 27 до 35%. Но микрофинансовые организации, оказывается, могут использовать несколько иные методы, чем банки…

Вспоминая «лихие» 90-ые

Количество жестоких случаев воздействия на должников выросло за последние год-два, так как обедневшие граждане стали чаще пользоваться займами в МФО. Но микрофинансовые организации работают не только с коллекторами. Есть в каждой МФО так называемая служба безопасности. В Ульяновске бывший работник МВД (уволенный из органов за кражу!) оказался как раз сотрудником такой службы.

В ряде случаев должника будет терроризировать менеджер, который оформил займ. И такому менеджеру будет абсолютно наплевать на антиколлекторский закон. Особенно этим грешат МФО, которые оформляют деньги прямо на дому у заёмщиков.

Подобные МФО не гнушаются никакими методами «вышибания» долгов. Их службы безопасности зачастую напоминают сборище этаких «братков» образца лихих 90-ых годов.

Стоит ли удивляться тому, что уже с начала этого года так называемые коллекторы уже 10 раз угрожали убийством жителям Подмосковья за долги! Об этом сообщили в пресс-службе уполномоченного по правам человека в Подмосковье. А всего жители Московской области с января 2016 года вынуждены были более 40 раз обращаться в полицию по поводу угрозы жизни со стороны коллекторов.

Неслучайно именно КПРФ совместно с Роспотребнадзором ещё в январе указали на тот факт, что «коллекторские функции могут исполнять подразделения микрофинансовых организаций». В Роспотребнадзоре пояснили, что важно следить за соблюдением правовых норм, установленных Федеральным законом от 21.12.2013 г. № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», особенностями совершения действий, направленных на возврат задолженности по договору потребительского кредита (займа).

С января 2016 года жители Подмосковья вынуждены были более 40 раз обращаться в полицию по поводу угрозы жизни со стороны коллекторов.

Но тогда возникает другой момент. Возможно, Госдуме следовало бы внести соответствующие поправки и в данный закон. Ведь многие ограничения, которые фигурируют в антиколлекторском законопроекте, очень уж напоминают декларации. Что проку от того, что новый закон запретит коллекторам звонить должнику более двух раз в неделю? А прописанная в документе норма о том, что взыскателю запрещено применять физическую силу, угрожать её применением, причинять вред здоровью, повреждать имущество и оказывать психологическое давление, вряд ли глобально изменит ситуацию.

Да, вероятно депутаты Госдумы проголосуют при принятии данного законопроекта за то, чтобы требования, установленные для коллекторов, распространялись и на банки, и на микрофинансовые организации. Но и в «лихие» 90-ые годы в России были не самые мягкие законы и формально милиция боролась с рэкетом. Только мы все знаем, что победить подобное зло оказалось очень сложно. Одно условие для этого требуется: власть употребить, а не рассуждать в МВД о том, что не пойманный – не вор…

Сергей ВЛАДИН

Опубликовано в «Московской областной газете», № 3 от 06.04.2016 г.