Экономический «саммит» в Санкт-Петербурге: хорошее дело, но никому не нужное!

16-18 июня в Санкт-Петербурге прошёл очередной экономический форум, который, по сообщению российских СМИ, ознаменовался небывалым успехом. Проводящийся с 1997 года экономический форум собрал в этом году более 12 тысяч участников из 133 трёх стран. Но вот что интересно. Если российские СМИ, как уже было сказано, определяли его как крайне успешный, то многие зарубежные СМИ этого события просто не заметили. Естественно, возникает вопрос, что же это было, как стоит оценивать Петербургский экономический форум, если учитывать ещё и тот факт, что среди аналогичных российских мероприятий он является едва ли не самым знаменитым и авторитетным.

Поразмышлять на эту тему мы попросили специального обозревателя «Московской областной газеты», известного российского экономиста, президента консалтинговой компании «Неокон» Михаила Хазина.

Чем же является Петербургский экономический форум в свете событий, происходивших в последние годы, и событий уже сегодняшних дней? Для более или менее адекватного ответа на этот вопрос нужно прежде всего вспомнить, для чего, собственно, этот форум создавался?


Николя Саркози на Петербургском экономическом форуме сделал предложение, которое можно рассматривать как капитуляцию для России


Дело в том, что модель экономического развития, которую вменил нашей стране Гайдар (не к ночи будет помянут), предполагает, что такое развитие происходит за счёт иностранных инвестиций. И только. Внутренние, рублёвые инвестиции Гайдар «и его команда», представители которой и сегодня контролируют правительство и Центробанк, глубоко презирали, ненавидели и по сути-то запретили, для чего у нас в стране были установлены запредельно высокие ставки банковского кредита, породившие финансовый голод, плюс – открытые границы для вывода капитала за рубеж.

В результате в 1990-ых годах в стране была полная разруха. А вот в 2000-е годы ситуация изменилась, поскольку начали расти цены на нефть. И в стране стало довольно много «лишней» валюты, которую можно было использовать для отдачи денег за инвестиции. Надо понимать ещё и коренное отличие инвестиций от кредитов: последние можно выплатить и про них забыть, а вот за инвестиции нужно платить вечно. В итоге в 2000-х годах в России начался экономический рост, связанный с притоком иностранных инвестиций. А «команда Гайдара», от которой постепенно отстранялся сам Гайдар, но которая не меняла его принципов, записала на свой счёт весь позитивный экономический результат.

Так вот, Петербургский форум был главной площадкой по привлечению этих самых иностранных инвестиций. Туда приезжали потенциальные инвесторы, встречались, общались, им расписывали разные перспективы, и они потом делали эти самые инвестиции. Другое дело, что качество этих инвестиций было не очень хорошим, речь обычно шла о крупномасштабной сборке из импортных комплектующих, при которой основная добавленная стоимость оставалась за границей. Но всё-таки, при всех минусах, рост экономики был.

А потом, уже в 2010-х годах, цены на нефть расти перестали. Кроме того, валюту пришлось всё больше отдавать – и за обслуживание кредитов, и за закупку импортных товаров и технологий. Потом оказалось, что из-за оттока капитала, который никто из гайдаровской команды не собирался ограничивать, едва ли не весь общий объём валюты, которую мы получаем (а у России пока ещё положительный баланс, и платёжный, и торговый), идёт на возврат уже сделанных инвестиций. А на новые инвестиции долларов уже нет и не будет. И с конца 2012 года в стране начался экономический спад.

Мы не будем здесь обсуждать политику нынешних лидеров «команды Гайдара», все их выдающиеся достижения в части роста курса рубля и усиления оттока капитала. Отметим лишь одно обстоятельство: они не смогли предложить ничего для того, чтобы уменьшить негативные процессы в российской экономике. И, как следствие, объём иностранных инвестиций стал сокращаться, причём не видно, чтобы этот процесс как-то прекратился, никаких путей для этого не предложено и не обозначено.

Таким образом, если исходить из базового смысла Петербургского форума, завершился он провалом. По крайней мере, не видно никаких изменений в тех тенденциях, которые сложились за последние 4 года. На всякий случай я всё-таки уточню: речь идёт не о том, что иностранных инвестиций нет вообще, а о том, что их недостаточно даже для простого воспроизводства российской экономики, отсюда и её спад.

Отметим, кстати, что некоторые потенциальные участники форума это поняли – на нём, например, не было китайской делегации. Я не думаю, что представителей Китая не приглашали, так что их отсутствие в некотором смысле стало символическим обстоятельством. И в этой ситуации организаторы форума решили сделать ставку на то, чтобы доказать гражданам России (иностранцы всё равно не поверят), что Россия вышла из «посткрымской» изоляции.

Результат и тут оказался спорным. Во всяком случае, официальных представителей крупнейших западных стран не было (Жан-Клод Юнкер, это надо понимать, чиновник Евросоюза, но не представитель какой-то конкретной страны), а авторитетный (но без должности) французский политик Николя Саркози сделал нам предложение, которое можно, с некоторой долей пессимизма, правда, рассматривать как капитуляцию для России (напомним, что бывший французский президент предложил России, как более сильному партнёру, сделать первый шаг и отменить в отношении стран Евросоюза введённые ею встречные санкции – Ред.). Да и некоторые высказывания российских официальных лиц тоже смахивали на поскуливания – всё из той же серии просьб снять, наконец, экономические санкции.

В общем, картина получилась достаточно пессимистическая. Да, в части нефти и газа с нами дело имели, имеют и будут иметь, но вот в части того, чтобы пускать через парадный вход в приличные дома… Тут есть серьёзные проблемы.


Михаил Хазин.


Ну и самое главное: что с экономикой-то делать? Никакого более-менее внятного ответа нет. Кстати, в отличие от предыдущих форумов, где монополия либералов была абсолютной, на этом форуме были сделаны попытки изобразить, что есть какая-то альтернативная экономическая мысль. Но попытка эта оказалась, прямо скажем, настолько неубедительной, что что-то конкретное сказать у меня не получится.


На фоне Петербургского форума в Великобритании прошёл референдум о выходе страны из состава Евросоюза, и стало ясно, что перспективы тех идей, в рамках которых возникла «команда Гайдара», не очень-то радужны


На фоне Петербургского форума, буквально через несколько дней после его завершения, произошло весьма знаменательное событие: в Великобритании прошёл референдум о выходе страны из состава Евросоюза. Он завершился победой «евроскептиков», и стало окончательно ясно, что перспективы тех идей, в рамках которых возникла «команда Гайдара», не очень-то радужны. А если ещё в ноябре в США Дональд Трамп победит…

Таким образом, можно констатировать, что экономическая модель, в рамках которой возник и существовал Петербургский экономический форум, постепенно склоняется к закату и в ней нужно что-то принципиально менять. Что именно нужно менять и как это надо делать – вот об этом, по идее, и нужно было бы во весь голос говорить в Петербурге. Но об этом, к сожалению, не было сказано ни слова…

Михаил ХАЗИН, специально для «Московской областной газеты»

Опубликовано в «Московской областной газете», № 10 от 12.07.2016 г., фото: РИА Новости (Рамиль Ситдиков).


Просмотров страницы: 173