Пожар на фабрике во Фрязино: кто повинен в гибели людей? Ответа пока нет…

Почти месяц назад во Фрязино случилось чрезвычайное происшествие с трагическим исходом: сгорела мебельная фабрика. Жертвами пожара стали 5 человек – три работника предприятия и два сотрудника МЧС. Трагедию обсуждал весь город. До сих пор население лихорадит: будут наказаны виновные или нет? Будут работники следственных органов в этой непростой истории на высоте или прикроют уголовное дело за отсутствием состава преступления?


Когда взятки гладки

«Пожар на мебельной фабрике ООО “Модер Индастри” во Фрязино вспыхнул примерно в 6 вечера 16 июня. Общая площадь возгорания составила около 4 тысяч квадратных метров, во время пожара произошло обрушение кровли. Открытое горение ликвидировали 17 июня. Повторное обрушение произошло в ночь на 18 июня. При пожаре погибли три работника предприятия и два сотрудника МЧС. В розыске тел были задействованы робот и беспилотники. Всего борьбу с огнём вели 100 сотрудников МЧС, 32 единицы техники…» – сообщило РИА «Новости». Оно же проинформировало о том, что глава МЧС России Владимир Пучков поставил задачу обеспечить жильём семьи погибших пожарных и оказать им всемерную помощь. Министр также дал указание решить их бытовые и социальные проблемы, заявив, что МЧС России берёт эти семьи под свой патронаж.


Зарево пожара в ночь с 16 на 17 июня было видно за много километров…


Пожар во Фрязино вызвал огромный резонанс в социальных сетях. Всю ночь местные жители обсуждали происходящее, выражали соболезнования родственникам погибших и выдвигали свои версии причин возгорания на мебельной фабрике. Вот лишь некоторые из комментариев в соцсетях:

«Если в 18:17 (пожарным) поступил звонок, то что тогда горело уже в 17:45? Я была рядом в этот момент», – Мария Ф.

«Говорят, что всё случилось потому, что отделу закупок – единственному из всех – выделили помещение в ангаре без окон. А прямо под ним был склад с соляркой. Скорее всего, именно она и взорвалась. Хотя совсем недавно – где-то полгода назад – компания отстроила себе новый офис, где каждая комната – 10 на 10 метров! Но почему-то отделу закупок там места не нашлось. А спаслись, похоже, все, кроме этого отдела», – Кристина Х.

«Я там был и общался с пожарными; они говорили – да, неподалеку есть пожарный пруд, но наше оборудование слабовато для того, чтобы качать оттуда воду», – Алексей Г.

«С нового года прошло сокращение пожарных, одну часть во Фрязино вообще закрыли», – Наталья Г.

«Московский комсомолец» от 20 июня 2016 года


Интернет-сайт газеты«Московский комсомолец» сообщил 20 июня в статье «Пожарные погибли при тушении фабрики во Фрязино, спасая людей», что огнеборцы, 39-летний Сергей Плахтиенко и 36-летний Эдуард Зоузолков, выводили людей из охваченного огнём помещения предприятия (площадь пожара составляла более 3000 кв. метров, температура в очаге возгорания достигала 2000 градусов Цельсия) и сами угодили в огненную ловушку.


Сергей Плахтиенко.


Эдуард Заузолков.


Ещё одна цитата из публикации в «Московском комсомольце», из которой видно, что сотрудники МЧС, постоянно рискующие собой, жили не в самых благоприятных бытовых условиях: «Сергей Плахтиенко трудился в МЧС около 20 лет. Женат, воспитывал двоих детей. Его коллега Эдуард Заузолков родился в Тюмени, пожарным работал более 10 лет, воспитывал маленького ребёнка. Плахтиенко с семьёй ютился в казённом общежитии, а Заузолков жил на съёмной квартире».

При этом большинство СМИ умолчало о помощи семьям погибших работников мебельной фабрики. По той причине, что руководство предприятия оказало единовременную помощь для организации похорон. Правда, когда бабушка погибшей внучки спросила президента компании, будет ли ещё какая-то поддержка (ведь люди-то погибли на рабочих местах), тот ответил, что «фабрики как юридического лица не существует».


Анна Алексеева.


Николай Евлампиев с супругой.


Странный ответ, не правда ли? А в помощи семьи погибших нуждаются очень. Во время пожара погибли три сотрудника отдела снабжения: 42-летний заместитель начальника отдела Николай Евлампиев, у которого трое детей и жена в декретном отпуске, и две молодые женщины – Анна Алексеева и Юлия Иванова, у которых также остались маленькие дети. Но это, судя по всему, руководство предприятия не волнует, у них другие, более важные заботы.

С итальянским акцентом

Мебельное предприятие «ООО «Модер Индастри», изготавливающее офисную мебель, в позапрошлом году отметило 15-летие. Возраст по нынешним меркам достаточный. Кто бы мог подумать, что фабрика, вполне успешно проработавшая столько лет, прекратит существование? Хотя многие сегодня думают, что кое-кто подобное предполагал.

Конечно, свою роль сыграла и экономическая ситуация: заказов в последнее время у фабрики было мало. Многие комплектующие (для офисных кресел), которые раньше завозились со стороны, стали изготавливать сами. В случившийся кризис, чтобы продержаться на плаву, к офисной мебели добавили выпуск гостиничной. Но такие меры ситуацию в целом не спасли. Руководство предприятия, судя по всему, готовилось к банкротству и за несколько месяцев до пожара фабрику застраховало.

Для сведения: предприятие держала российско-итальянская компания. Учредитель и вице-президент, итальянец Эрминио Чеза, человек импульсивный, резкий. Сотрудники рассказывают, что в минуты гнева здесь кипели нешуточные страсти. Из достоверных источников стало известно, что, когда инженер по технике безопасности предприятия заказал противопожарные щиты, Эрминио Чеза обрушился на него с обвинениями, дескать, зачем он это сделал? И в конце концов инженера уволил.

Сотрудники, которые отвечали за технику безопасности на фабрике, менялись, как перчатки. Вице-президент не любил вкладывать деньги в эту излишнюю, на его взгляд, предосторожность. Поэтому на предприятии к моменту пожара огнетушители оказались пустыми.

В западне

В день, когда случилась трагедия, руководство на предприятии по чудовищному совпадению отсутствовало. Президент фабрики был в Казахстане, вице-президент – в Италии, и даже главного бухгалтера на рабочем месте не было. Коллектив же предприятия пребывал в предотпускном настроении. Работало предприятие по итальянской схеме: фабрика полностью закрывалась, и все сотрудники одновременно уходили в отпуск. Так должно было произойти и в этот раз.



После пожара от фабричных цехов остались только руины. Железобетонные конструкции (особенно столбы) словно оплавились от огня или – раскрошились в песок от сильнейших взрывов…


В четверг, 16 июня (день, когда случился пожар), сотрудникам перевели на карту «белую» зарплату, в пятницу предполагалась выдача её второй части – наличными деньгами, а в понедельник все должны были уйти в отпуск. Зарплату, как правило, привозили на предприятие заранее, и на день она оставалась в сейфе, который пломбировали и ключи сдавали на пункт охраны. Но в тот злополучный день главбух этого не сделала: сейф не был опломбирован, хотя зарплата в нём была, и ключи охране не сдавались.


100 сотрудников МЧС и 32 единицы техники вели борьбу с огнём, в поиске тел погибших были задействованы робот и беспилотники


Около 6 вечера в пожарную часть поступил сигнал о задымлении на мебельной фабрике. Важно отметить, что основное производство предприятия работало с 8.00 до 17.00 часов, а управленческий аппарат и отдел снабжения – с 9.00 до 18.00. В момент, когда случился пожар, на рабочем месте оставались сотрудники отдела снабжения и администрация. Но если административный корпус находился в отдельном здании, то отдел снабжения оказался на пороховой бочке – д цехом, где случился пожар.

Конструкция отдела была такова, что окна на улицу отсутствовали, но было подобие застеклённого балкона с окнами, выходившими в цех. Так что Николай, Юля и Аня, оказавшиеся в момент пожара в кабинете, выбраться на улицу через окна, как это часто и происходит во время пожаров, не имели возможности. Они использовали другой маршрут, но, когда до выхода с предприятия в спасительный двор оставались считанные метры, они чего-то вдруг испугались и повернули обратно в поисках другого пути. Это и стало их трагической ошибкой.

Сегодня высказывается предположение, что вероятнее всего в цехе произошёл взрыв, иначе железобетонные конструкции здания не превратились бы в щебёнку. К тому же в цехе была двойная электрозащита. Но есть и другая версия: взрыва не было, поскольку помещение фурнитурной осталось целым. А это было бы совершенно нереально, произойди взрыв рядом с ним. Да и система пожаротушения тоже сработала. Сейчас следствие ведут профессионалы из Следственного всему, пока не понимают, что произошло на самом деле.

С миру по нитке

С момента пожара прошёл уже почти месяц, а о причинах случившегося пока что ничего толком не сказано. Как оно и бывает в подобных случаях, отсутствие достоверной информации компенсируется обильными слухами, и люди пытаются проводить своё расследование.

Народная версия причин пожара – желание отдельных лиц получить круглую сумму по страховой выплате: предприятие на момент случившегося было, как мы уже говорили, нерентабельным, являлось практически банкротом. Но организаторы пожара, по мнению некоторых фрязинцев, не рассчитали, что за свой финансовый интерес придётся заплатить человеческими жизнями. Скорее всего, подобная трагедия и в самом деле ни в чьи планы не входила. Но, как это бывает в таких ситуациях, события приняли непредвиденный оборот, и произошло непоправимое.

Сегодня над последствиями пожара задумываются простые люди, жители города Фрязино, которые с 12 по 17 июля объявили благотворительную акцию по сбору денег для семей погибших на фабрике, а не руководство предприятия. В помещении муниципального учреждения «Культурный центр г. Фрязино», что на улице Комсомольской, д. 28, художники выставили картины, которые продаются по правилам аукциона. Плюс – благотворительные взносы.

Оказать помощь семьям погибших работников фабрики можно, перечислив деньги на банковские карты родственников погибших:

1) 4276 8401 8175 5388 (карта Сбербанка России): Евлампиева Ольга Валерьевна – жена погибшего Николая Евлампиева, отца троих маленьких детей (Лера 9 лет, Максим 7 лет и Вика 1,5 года).

2) 4276 4000 2787 5112 (карта Сбербанка России): Андреев Сергей Александрович – муж погибшей Анны Алексеевой.

3) 4276 8590 2102 4888 (карта Сбербанка России): Алексеев Дмитрий Петрович – родной брат погибшей Юлии Ивановой.

Игорь ДМИТРИЕВ


ОТ РЕДАКЦИИ

Это и в самом деле так: отсутствие достоверной информации в полной мере компенсируется слухами и самыми разнообразными версиями. И чем дольше будет молчать Главное следственное управление Следственного Комитета РФ, тем больше будет этих версий. Равно как и заочных обвинений в коррупции, в том, что всё куплено и что следователи спустят дело на тормозах.

Очевидно, что на предприятии были нарушения правил пожарной безопасности, на которые неоднократно указывалось собственникам и руководству предприятия. Очевидно и то, что экономическая ситуация в России всё больше принимает такой вид, что не экономика служит интересам людей, а люди являются расходным материалом для экономики. В случае во Фрязино люди стали расходным материалом в самом прямом смысле этого слова.

Мы вовсе не хотим сказать, что в так называемых «развитых странах» (или в нашей стране в советские времена) такого рода трагедии не случались и не случаются. Такое, к сожалению, бывало и бывает. Но подобные случаи и в самом деле являются чрезвычайными происшествиями. Складывается впечатление, что сегодня в России подобные ЧП со смертельным исходом стали весьма обыденным явлением.

Под болтовню о демократических преобразованиях и успехах рыночных реформ в нашей стране за последние 15-20 лет построено омерзительное по своей сути общество, где для так называемой «элиты» все остальные люди – мусор.

Когда 18 сентября нынешнего года вы будете опускать свой бюллетень в урну для голосования, помните об этом.

Опубликовано в «Московской областной газете», № 10 от 12.07.2016 г.


В конце нужно поставить видео телеканала «Россия»

«Пожарных, пропавших на сгоревшей фабрике во Фрязино, ищут третьи сутки»:



Просмотров страницы: 626