Сегодня, 55 лет спустя, когда мы отмечаем полёт первого человека, нашего соотечественника, в космическое пространство, ситуация выглядит не так оптимистично, как это было в апреле 1961 года. Особенно для российской космонавтики, бывшей некогда пионером освоения космоса. Не потому ли взгляд Юрия Гагарина с полувековой давности фотографии сегодня кажется разочарованным и осуждающим?

Юрий Алексеевич Гагарин.

Юрий Алексеевич Гагарин.

В 1980 году в советском журнале «Техника – молодёжи» публиковался роман Артура Кларка «Фонтаны рая» («The Fountains of Paradise», 1979). В романе была рассказана история о попытке осуществить безракетный принцип доставки на орбиту Земли людей и грузов, предпринятой в будущем, в XXII веке. Лифт должен был соединить поверхность нашей планеты с орбитальной станцией, находящейся на геостационарной орбите, и максимально облегчить и удешевить (по сравнению с запуском космических кораблей с помощью ракет-носителей) вывод на орбиту Земли как пассажиров, так и многочисленных грузов.

Кстати, идея космического лифта не такая уж и фантастика. О реальности подобного рода проекта говорили многие писатели и учёные, начиная с Константина Циолковского, а на протяжении последней трети ХХ века предпринимались многочисленные попытки эту идею реализовать.

Окончание публикации романа Артура Кларка «Фонтаны рая» сопровождалось интервью с английским писателем. Говоря о грядущих успехах в деле освоения космического пространства, Кларк сделал ский рейс состоится, вероятно, году в 1982-1983. Мне будет тогда немногим более 60 лет, так что можно будет рискнуть».

Жизнь, однако, существенно подкорректировала оптимистические предположения писателя. Космические рейсы в регулярном порядке пока только обещают, предлагая заплатить за один билет не одну сотню тысяч долларов. Одиночные космические туристы выкладывают за возможность посмотреть на Землю из космоса баснословные, с точки зрения большинства жителей нашей планеты, деньги.

Первым космическим туристом, оплатившим из своего кармана полёт на околоземную орбиту, стал, как известно, американский бизнесмен итальянского происхождения Денис Тито. Его 9-дневное пребывание на Международной космической станции, куда он был доставлен 28 апреля 2001 года на борту российского корабля «Союз ТМ-32», обошлось ему в $20 миллионов. Его последователи платили и 30, и 40 миллионов.

Идея космического лифта активно обсуждалась во второй половине XX века…

Идея космического лифта активно обсуждалась во второй половине XX века…

Состав команды космических туристов поражает своим разнообразием: игроки в покер, бизнесмены, миллиардеры и – ни одного учёного, писателя, кинематографиста. Думается, не таких представителей планеты Земля в первую очередь надеялся увидеть Артур Кларк среди тех, кто, не будучи космонавтом, захочет увидеть нашу планету из космоса.

Почему же так получилось? Почему путешествия на орбиту Земли (а то и дальше) так и не стали для землян столь же привычными, как, скажем, перелёт из Москвы в Нью-Йорк на самолёте? Почему космические программы США, России, Европейского космического агентства и ряда других стран сегодня во многом закрыты для рядовых землян, а полёты за пределы нашей планеты для желающих это осуществить оказались поставлены на исключительно коммерческую, весьма дорогостоящую основу? Почему всё пошло не так, как планировалось пионерами освоения космоса, в чём причина? Наконец, почему знаменитое гагаринское «Поехали!», говоря о современном состоянии космонавтики (прежде всего, российской), так и хочется перефразировать в «Приехали!»?

Весной 2014 года российские официальные лица вновь заявили о намерениях России к 2030 году послать миссию на Луну. Очередной проект, очередная дата…

Тем временем в США, помимо практических шагов в исследовании Солнечной системы и её планет, уже не первый год разрабатываются принципы раздела Вселенной: кому будут принадлежать Луна, Марс, астероиды, какбудет юридически регулироваться добыча в космосе полезных ископаемых и пр. Вы скажете, что это бред, ерунда? Вовсе нет. Особенно в свете того, что уже не первый год в тех же Соединённых Штатах энергично работают и частные компании, занятые освоением космического пространства.

В сентябре 2013 года в британской газете «The Telegraph» была опубликована в определённом смысле знаковая статья Эдварда Хелмора (Edward Helmore) «Кому принадлежит Луна?» («Who owns the moon? Time to call in the “space lawyers”»), в которой эта тема обсуждалась вполне серьёзно.

Действительно, с выходом в открытый космос предприимчивых «частников» возникает масса новых вопросов, ответов на которые ещё нет (или их предпочитают пока не афишировать). Обозреватель «The Telegraph» задаётся вполне понятными вопросами: что будет, если две компании столкнутся за право добычи полезных ископаемых на одном астероиде? Как определить, кому из них этот астероид принадлежит? По принципу, кто первый приземлился на его поверхность, или как-то иначе? А что будет, если компания захочет отбуксировать космическое тело поближе к орбите Земли, чтобы было удобнее вести добычу ископаемых? Кто в этом случае будет обеспечивать безопасность жителей нашей планеты и как, на каких принципах нести ответственность за эксплуатацию этого космического объекта?

А знаете ли рядовой читатель (профессионалам это, конечно же, известно), что сегодня в США одной из самых быстроразвивающихся областей права является именно космическое право? В своей публикации 2013 года «The Telegraph» приводила слова одного из лидеров разработок в сфере нового космического права Джоанны Габринович, с рассуждениями которой сложно не согласиться.

 Джоанна Габринович.

Джоанна Габринович.

– Юридический аспект в деле современного освоения космоса часто пытаются решить так: руководствоваться надо принципами одного из самых фундаментальных международных законов, регулирующих исследование космического пространства, «Договора о космосе» 1967 года. Но в случае выхода частных структур на рынок освоения космоса, ныне действующее мировое космическое законодательство будет пробуксовывать. Если, к примеру, на тексте такого договора стоит подпись руководителя NASA, тут всё понятно. NASA является структурой американского правительства. Подпись руководителя NASA означает, что де-факто договор подписан американским правительством, которое и гарантирует его исполнение.

Сегодня, в соответствии с межправительственными соглашениями по поводу Международной космической станции (МКС), каждый участник миссии на станции является гражданином той страны, от которой он на МКС делегирован. А сама МКС признана межгосударственной территорией. А вот как нужно будет действовать в случае, если в космическом пространстве совершено преступление? По законам какой страны нужно будет судить правонарушителя: по законам страны, гражданином которой он является, или по закону страны, гражданином которой является лицо потерпевшее?

Вопросы и в самом деле далеко не праздные! Вот почему редакция «Московской областной газеты» в год 55-летия полёта Юрия Алексеевича Гагарина в космическое пространство начинает серию публикаций, посвящённых исследованию космоса. Тем более, что здесь есть что обсудить!

Игорь ОСОВИН

Опубликовано в «Московской областной газете», № 3 от 06.04.2016 г.


Просмотров страницы: 145