Кому выгодно сокращение коечного фонда в больницах?
Приписки в системе здравоохранения Москвы и других регионов страны – это только вершина айсберга проблем отечественной медицины. Неоказанные медуслуги по диспансеризации ещё можно как-то выявить, провести прокурорскую проверку и даже наказать виновных в мошенничестве. Но существует другая схема, которая позволяет перераспределять средства в здравоохранении на вполне законных условиях. В некоторых случаях эту систему хочется назвать неприкрытой легализованной коррупцией. Речь идёт о мероприятиях по сокращению коечного фона в медицинских учреждениях.

Лечение с выгодой

Казалось бы, ничего особенного. Мероприятия по сокращению койкомест в столичных и региональных больницах ведутся в рамках программы модернизации российского здравоохранения давно. Чиновники Минздрава заверяют: дескать, эта программа разрабатывалась с учётом мирового опыта. По разумению отечественных функционеров от медицины, в развитых странах с эффективной системой здравоохранения 70% пациентов решают свои проблемы со здоровьем в поликлиниках, и только 30% – в стационарах (то есть в больницах и клиниках). А вот, например, в Москве и Подмосковье это соотношение прямо противоположное: 30% – амбулаторное лечение и 70% – стационары.

Система здравоохранения, выстроенная вертикалью власти в России за последние 10 лет, стала настолько изощрённой, что человек, не разбирающийся в этих вопросах, не сразу и поймёт, как здесь всё устроено. Попробуем изложить проблему максимально просто, насколько это возможно.

Жителям районных центров нетрудно представить себе, что такое Центральная районная больница. В ЦРБ работают совершенно разные отделения. И вдруг подписывается приказ на уровне региональной власти о сокращении коечного фонда в ЦРБ. Но не стоит торопиться с выводами. Сокращения могут коснуться, например, педиатрического и инфекционного отделений. В то же время коечный фонд самым неведомым образом будет увеличен в кардиологическом отделении. Потом вдруг появляется информация о том, что в ЦРБ будут лечить тяжело больных стариков (инфаркты, инсульты) не только из своего, но и из соседних районов, где лечить их возможности попросту нет. Звучит, с одной стороны, благородно, ведь о представителях старшего поколения всегда нужно заботиться.

В Москве фактически имеется 6,2 коек на тысячу населения, в Германии – 8,2. В Подмосковье, по информации 2015 года, имелось немногим больше 50 000 коек при нормативной потребности более 64 000

Но тут же выясняется, что объёмы финансирования на кардиологию гораздо больше, нежели на педиатрию. Ведь существуют федеральные и региональные программы и подпрограммы, направляющие те или иные средства на здравоохранение. И суммы везде разные. Здесь и кроется причина сокращения коечного фонда в одних отделениях и их роста в других: там, где запускаются новые федеральные программы, количество мест будет увеличиваться – ведь от этого напрямую зависит доход больницы, точнее – её руководства. А вот в тех специализированных стационарах, на которые дополнительные федеральные средства (в виде тех или иных программ и подпрограмм) не выделяются, идёт сокращение койкомест.

Подмосковье: дефицит врачей

Это лишь один пример того, как работает система отечественного здравоохранения. Система, выгоду от которой получают главным образом заведующие отделениями, главные врачи, которые могут получать благодаря этой ситуации дополнительные деньги. Ведь при той схеме, которую мы нарисовали, объёмы финансирования могут вырасти, а не сократиться, при том, что среднестатистическое количество больных остаётся прежним – не увеличивается и не уменьшается.

Ну, а дальше мы наблюдаем уже хорошо знакомый нам «классический» пейзаж: больные, лежащие в коридоре, которых будут, конечно же, лечить очень быстро. А «небольшие» недуги вообще перестанут быть причиной помещения в стационар. Зато даже в этих «военно-полевых» условиях, чиновники от медицины будут вновь отчитываться о высоких показателях в здравоохранении. Кстати, когда вам говорят, что поликлиника не прекратила своё существование, а вошла в состав крупных диспансеров и больниц, но при этом количество врачей было сокращено, можно с полным основанием усомниться в положительных результатах такой «модернизации» системы здравоохранения.

Да и как быть с неумолимыми цифрами? Ассоциация медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицинского образования (АСМОК) привела однажды такие показатели. В той же Москве фактически имеется 6,2 коек на тысячу населения, а в Германии – 8,2 коек. Где же тогда следование эталону западной эффективности, о чем всё время твердят чиновники Минздрава? В сокращении количества койкомест в стационарах – и только-то?

Другой пример. Более года назад Минздрав Московской области распространил информацию о том, что в Подмосковье имеется немногим больше 50 000 коек при нормативной потребности более 64 000. Обе эти цифры означают, что показатели по койкоместам в медучреждениях Подмосковья на тысячу человек населения даже ниже, чем в среднем по России (про Германию и вспоминать нечего). Лишь к 2018 году в Московской области должно появиться около 3 000 реабилитационных коек, которые позволят обеспечить реабилитацию ещё примерно 50 000 человек ежегодно. Впрочем, это пока что относится к планам, которые могут и не осуществиться.

А вот что не подвергается сомнению, так это тот факт, что Подмосковье уже не первый год испытывает явный дефицит врачей. По сравнению с Москвой и Центральным федеральным округом в Подмосковье – один из самых низких показателей. И опять-таки только к 2018 году региональный Минздрав собирается решить эту проблему: на работу будет принято ещё около 7 500 специалистов. Правда, чиновники не объясняют, как они собираются этого добиться.

Возникает и другой резонный вопрос: а реально ли вообще достигнуть в Подмосковье искомых показателей и по кадровому обеспечению, и по койкоместам в медицинских учреждениях? Ведь здравоохранение во всей стране устроено таким образом, что выгодно что-то сократить, прибавив жалованье главному врачу, заведующим отделениями больниц, а «высвободившиеся» площади в клиниках перепрофилировать для оказания платных медуслуг. И поверьте, это нисколько не повлияет на отчёты чиновников Минздрава! На бумаге рождаемость и средняя продолжительность жизни будут расти, а качество медуслуг повышаться.

Игорь РОМАНОВ
медучереждения Опубликовано в «Московской областной газете», № 7 от 01.06. 2016 г.

МАТЕРИАЛЫ НА ТЕМУ:
«Проигранная реформа. Лишив амбулатории самостоятельности, чиновники от медицины создали населению новые проблемы»
«Диспансеризация, которой не было. Кто и зачем занимается приписками в системе здравоохранения?»
Просмотров страницы: 272