Почему первые праймериз 2011 года никак не помогли «Единой России»?

Политическому водевилю под названием «праймериз “Единой России”» ведущие российские СМИ уделяют в последние недели немало внимания, словно от этого «эпохального» события в жизни людей и в самом деле что-то может измениться в лучшую сторону. Причём – и для «Единой России». Стоит напомнить, что в результате разразившегося финансового кризиса 2008-2010 годов произошло первое существенное, после дефолта 1998 года, ухудшение жизни россиян. Не сумев противопоставить кризису что-либо внятное в экономическом плане, «Единая Россия» начала терять свою популярность, что было наглядно продемонстрировано результатами нескольких выборных кампаний того периода. Именно на этой понижающей волне «ЕР» в ноябре 2009 года на XI съезде ввела в Устав партии норму об обязательном проведении процедуры праймериз.

Праймериз "Единой России".

Строго говоря, впервые политический гандикап под названием «праймериз» «единороссы» провернули ещё в августе 2007 года, перед осенними выборами в Госдуму. Тогда эта процедура прошла, скорее, в тестовом режиме, а обязательный характер она приобрела только двумя годами позже. Историки этой партии утверждают, что внедрение предварительного голосования как обязательного института функционирования «Единой России» очень долго обсуждалось в самой партии. Причём значительная часть партийного аппарата внедрению праймериз очень сильно сопротивлялась, и лишь жёсткое давление со стороны Администрации Президента РФ позволило включить норму о проведении предварительного голосования в Устав партии.

Впрочем, первые полноценные праймериз «Единая Россия» провела ещё позднее, в июле-августе 2011 года, во время подготовки к выборам в Госдуму VI созыва. При этом соорганизатором праймериз выступила созданная в мае того же года квазипартийная структура – Общероссийский народный фронт (ОНФ)

С формальной точки зрения, праймериз должны способствовать отбору кандидатов-единороссов на конкурентной основе, продвижению в политику молодёжи и представителей крупных общественных организаций. Словом, цели формально декларировались (как вчера, так и сегодня) самые благие. А самое главное, праймериз должны были расширить базу поддержки «Единой России» в среде избирателей.

Должны были, но не расширили.

По итогам «единороссовских» праймериз-2011 генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Фёдоров в августе 2011 года в комментарии агентству ИТАР-ТАСС заявил, что единороссы «постарались превратить внутрипартийное, в общем-то, мероприятие в тему, представляющую интерес для тех, кто не только не является членами “Единой России”, но зачастую вообще аполитичен».

Аналитики сотрудничающего с Администрацией Президента РФ российского «Центра политической конъюнктуры», подводя итоги праймериз 2011 года, замечали, что, несмотря на все усилия, «своей цели праймериз в 2011 году не достигли. Они имели характер имитации открытой и честной борьбы, напоминая советскую традицию делегирования в Советы передовых рабочих, колхозниц, заслуженных врачей и учителей и т.п. Праймериз не выявили ни интересных, ни по-настоящему перспективных новых лидеров. Но самое главное – они никак не помогли “ЕР” в “раскрутке” перед выборами. Несмотря на проведение предварительного голосования, результат партии ухудшился почти на 15% по сравнению с результатом 2007 года».

Ничего удивительного в этом не было, так как партия пыталась чисто имитационными методами решить свою главную проблему: отсутствие идеологии и плана выхода из мирового финансово-экономического кризиса, куда наша страна оказалась втянутой в значительной степени благодаря деятельности всё той же «Единой России».

Олег ШПАК

Опубликовано в «Московской областной газете», № 5 от 05.05. 2016 г.